ТэрраканКлан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ТэрраканКлан » Литература (самиздат) » Житие и приключения Маркиза de Blanc bedon (записки котосапиенс)


Житие и приключения Маркиза de Blanc bedon (записки котосапиенс)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Не судите слишком строго http://smayly.ru/gallery/kolobok/RoseSML/146.gif
Так ещё и не удосужился всё правильно расставить и скомпоновать. Предоставляю вашему вниманию больмень читабельный вариант, перенесённый с клочков и обрывков газет и салфеток, исписанных наскоро, под диктовку автора (вышеупомянутого в названии).
Я исполняю только скромную роль личного мемуариста Его Высочества.

0

2

И оба стали мы - едины,       
Уж не один я - в нём, я в нём!
Зинаида Гиппиус

Родился я в конце зимы. На улице еще лежал снег, но я этого не знал. В картонной коробке под батареей отопления было тепло и уютно. Пахло пылью, тёплой маминой шерстью и какой-то едой, которую принесли для мамы мальчишки. Я слышал их голоса и шаги. Ещё они что-то говорили про меня и моего брата. Нас у мамы было двое. Тянулись дни и ночи, которые я мог отличить только по звукам вокруг, там, за картонными стенами коробки. Днём было много разных звуков, которые были не знакомы мне. Гудел, поднимаясь и опускаясь, лифт открывались и закрывались двери квартир, хлопали дверцы почтовых ящиков, прибегали дети с молоком и едой для мамы. Иногда, сердобольная старушка выставляла баночки, расстилала кусочки бумаги, высыпая на них остатки своей не богатой трапезы, гладила суетящуюся под ногами кошку. Ночью было тихо-тихо, только иногда, разбивая тишину, хлопала внизу тяжелая железная дверь, врывался свежий морозный воздух, слышались чьи-то шаги, гудел лифт, и опять всё стихало до утра. Так незаметно, почти монотонно, наматывались белые и чёрные нитки часов, дней и ночей на пёстрый клубок времени.
Время летит быстро, и вот ка-то раз…..

Ранним утром, в умиротворённой розоватым сумраком тишине, я беззаботно лежал на спинке в своей коробке, подставляя маме свой белый животик. Она гладила меня своим тёплым, шершавым, как щётка, языком и причёсывала мою шёрстку. Дом начинал понемногу просыпаться. На верхнем этаже захлопнулась дверь, лифт отвёз вниз первого пассажира, послышались торопливые шаги на выход, закрылась с грохотом железная дверь. Я ворочался в полудрёме, подставляя то один, то другой бок, спинку, снова животик. Братишка толкал меня задними лапами, потягиваясь во сне. Вдруг, через узкую щёлочку, в глаза ударил яркий свет. Стало видно как там, наверху, за высокой трубой мусоропровода, уходящей в потолок, высоко за окном, в просвечивающем через розовую дымку искрящегося зимнего тумана ультрамарине неба, плыли огромные, белые как мои бока, комки шерсти причудливой формы. И горел! Да! Да, именно горел! Горел так, что слепило глаза, апельсиновый, с чуть красноватым оттенком шар. От яркого света я зажмурился, а мама проурчала мне, что этот шар люди называют - Солнце. Ещё она сказала, что это хорошо. Хорошо, что у меня открылись глазки, хорошо, что светит солнце. Хорошо по тому, что скоро будет тепло. Я тогда очень удивился, ведь под батареей в картонной коробке и так было тепло. Но мама сказала, что мы не всегда будем жить под батареей. И была права. Мама всегда и во всём была права, даже когда я ей не верил. Она была уже не молодой умной кошкой, и многое умела и знала.
Мама пела кошачьи песни про то, что я вырасту большим, сильным и умным котом, что теперь я уже не слепой котёнок и что совсем скоро моя жизнь не будет ограничиваться бортами коробки. Я конечно тогда ничего из этого не понял от того что был мал и не знал о чём таком поёт мама.

Всё чаще кошка стала уходить куда-то, и пока её не было, котята выглядывали из коробки, ставя передние лапки на борт. Было не много боязно, но очень интересно.
Как-то раз, когда кошка ушла куда-то за железную дверь, котятам удалось выбраться из коробки. Далеко уходить они боялись и шли вдоль стены не твёрдой походкой, спотыкаясь друг о друга, путаясь в собственных лапках и щурясь от солнечного света из окна. Снизу, из-под бетонной ступени, на них смотрели чьи то маленькие цепкие, чёрные как бусинки, глазки. Котята не видели большую серую крысу, которая наблюдала за ними. У крысы под лестницей было построено тёплое гнездо. Там её ждала дюжина быстро подрастающих крысят, которые постоянно пищали требуя есть, и чем старше становились, тем больше еды им было нужно. В тот раз крыса осторожно, но быстро поднялась к мусоропроводу, схватила оброненный кем-то кусок булки и так же быстро, подняв повыше нос, что бы ни задевать горбушкой о ступени, убежала вниз по лестнице. Большая серая, с рыжим подпалом, крыса боялась людей, которые днём ходили вверх и вниз, хлопали дверцами почтовых ящиков. Лифт гремел дверями кабины и гудел сильным электромотором, наматывая толстые тросы на чугунное колесо. В любой момент мог прийти молодой парень, узбек, который работал дворником, и ужас наводил на обитателей подвала. Старая крыса небезосновательно опасалась за свою жизнь и за крысят, которые пока очень малы, и не смогут выжить без неё.
Вернулась кошка. Бережно, по очереди отнесла котят обратно в коробку, помыла и причесала их языком, накормила и уложила спать, накрыв теплом своей пёстрой шерстки. Случалось, что мать уходила и ночью. Тогда было очень страшно, мы жались друг к другу, прислушиваясь к мелким частым цокающим звукам маленьких коготков, пробегающих мимо нашей коробки к дырке под мусоропроводом и потом обратно, вниз по лестнице. Страшнее всего было когда эти шаги затихали не на долго совсем рядом. Хозяйку этих шагов котята не знали и не видели через картон коробки, но странное чувство сжимало маленькие сердечки при её приближении...

0

3

Читая твои записки хочется спросить, а сколько кошачих жизней ты прожил.
В сервисе живут кошка мама и сынок( в марте 2 года). Так можно весь день за ними наблюдать и право умилятья. С ними уже три года , знаем друг друга по именам и порой понимаем друг друга по непринужденному окрику. Но описывать события по их взгляду на происходящее вокруг ....
Классное изложение .

0

4

Димон 50+ написал(а):

Читая твои записки хочется спросить, а сколько кошачих жизней ты прожил.
В сервисе живут кошка мама и сынок( в марте 2 года). Так можно весь день за ними наблюдать и право умилятья. С ними уже три года , знаем друг друга по именам и порой понимаем друг друга по непринужденному окрику. Но описывать события по их взгляду на происходящее вокруг ....
Классное изложение .

Ты много пропустил, Дим. По секрету скажу, что это лишь начало. Совсем маленькая часть от целого.

0

5

В ту ночь мать спала с нами в коробке, было уютно тепло и спокойно от урчания её колыбельной песенки. Только рано утром, когда по лестнице ещё не ходят люди, но уже приезжала огромная, со страшным рёвом и лязганьем машина, в которую дворник выгружал мусор из зелёных пластмассовых контейнеров на колёсиках. Машина опрокидывала контейнеры, железной рукой в своё страшное чрево, и выла, выла, механическим воем, утаптывая мусор ужасными механизмами. Потом вновь всё стихло. Кошка прошмыгнула в двери под ногами выходящего дворника, и котята остались одни.
В темноте окна было тихо и безлюдно. Только деревья, качаясь, простирали свои длинные руки к ледяным звёздам, будто в молитве о пощаде. Совсем чуть-чуть просветлела нежным коралловым с позолотой цветом, кромка черничного неба над голыми ветками, на которых, приглядевшись уже можно было различить маленькие кулачки почек, сжавшие от холода свои пальчики в ожидании тепла, что бы разжать их выпуская нежные липкие листочки из полудрёмы. Одна только верба уже вовсю щеголяла множеством заячьих хвостиков. Хвостики на вербе были почти такими, как у меня, только короткие и не пушистые, а гладкие и блестящие как посеребрённые. Хвостики вербы были чуть припудрены жёлтыми облачками мелких шариков пыльцы на коротких прозрачных ниточках. Будто утреннее солнце (теперь я уже знал как называется этот большой шар в небе) припудрило их капельками своего тепла. Наступал рассвет.
Тишину нарушила мелкая дробь маленьких коготков. Будто горсть бисера рассыпали по бетонному полу. Это крыса пробежала мимо коробки. Её ненасытные детки подняли писк спросонок, требуя еды. Крыса пробежала к мусоропроводу, с опаской оглядываясь на коробку, где могла быть кошка. Добежала до мусоропровода, пошевелила своим острым носом, потянув воздух. Поняв что мусоропровод пуст и еды там нет, крыса села задумавшись, потёрла обеими передними лапками нос, привстала вытянувшись на задних лапах и осторожно заглянула в коробку. Кошки в коробке не было. Вот удача!

В коробке перетаптываясь на маленьких лапках, дрожа от страха и прижимаясь друг к другу, на неё смотрели две пары испуганных глаз. В два прыжка крыса была уже в коробке и вцепилась в того что поменьше котёнка. С ним было легче расправиться. Котята закричали изо всех своих силёнок. Пронзительный писк, будто кто-то наступил на большую резиновую игрушку, разрезал тишину утра. Может по этому, а может, просто на счастье, хлопнула железная дверь, вошёл какой-то человек, и вперёд него, под ногами промчалась с воем и звериным рычанием кошка-мать. Уже через мгновение она вцепилась зубами и задушила крысу. Мать стала зализывать рану плачущему котёнку. Никто не обратил внимания на вызванный лифт и мягкие шаги валенок вверх по лестнице.
Человек подошел к коробке. Постоял, посмотрел, наклонив голову в задумчивости. Снял шапку, погладил широкой ладонью блестящую лысину, и сказал: "Ну что, горемычные, с вами делать?". Человек снял и убрал в карман запотевшие очки, надел шапку, наклонился, взял коробку и понёс, тяжело ступая по лестнице. Кошка, беспокоясь, побежала вслед.
Поднявшись выше несколькими этажами человек подошел к двери, и не выпуская из рук коробки нажал чёрную кнопку на стене. За дверью послышался звонок и за ним неспешные шаркающие шаги. Дверь распахнулась. На пороге, зевая и потягиваясь, стояла не причёсанная женщина с помятым лицом в затёртом плюшевом халате -Что это ты притащил? Не проснувшимся простуженным голосом спросила женщина, заглядывая в коробку. - Да это... я... там, на лестнице котята вот... Сбивчиво ответил человек. Женщина увидела, что один из котят ранен и засуетилась причитая. Выхватила из рук мужа коробку, поставила её в коридоре на пол, не заметив прошмыгнувшую в квартиру и притаившуюся за обувной полкой, молчаливо наблюдающую кошку.
Женщина высадила котят, сменила тряпки на чистые. Уложила раненного котёнка в коробку, подняла и сунула её в руки мужчине. - Неси к врачу, быстро. Человек взял коробку и вышел.
Кошка выбралась из угла, подбежала к котёнку и стала вылизывать его. Женщина посмотрела, и пошла на кухню, шаркая тапочками. Вернулась она с чашечкой, наполненной молоком. Кошка попила молока и отошла. Я осторожно подошёл к чашке и сунул в неё нос. Молоко попало в нос, и я стал громко чихать. Женщина улыбнулась, присела на корточки и погладила меня по спинке, потом ушла за другую дверь и вернулась с куском материи. Постелила в прихожей на пол, положила на него кошку с котёнком и погладила. Я уткнулся в мамин живот, глаза мои слипались от усталости, пережитых волнений и страха.
Когда проснулся, мужчина уже был дома, что-то рассказывал и объяснял женщине, но ни коробки, ни братишки моего нигде было не видно. Я звал, мама тоже искала, но брат не отзывался.

0

6

Шли дни, кошку выпускали гулять. Возвращалась она вместе с мужчиной, но всё реже и реже.
Прошло много дней как мама ушла, и больше не возвращалась. К тому времени я уже чуть подрос, научился есть и пить из блюдца. Вот только так и не понял где тут туалет. Искал всё новые укромные места. Меня ругали, таскали за шиворот, даже тыкали носом. Было обидно и противно. В очередной раз, когда захотел в туалет, сначала долго терпел, потом побежал и написал в туфлю. Подумал что так не будет лужи, за которую меня всегда наказывают. Застукали меня в то время, когда я закапывал свой грех. Женщина рассердилась, закричала, схватила меня за шиворот и вышвырнула за дверь. Так я остался совсем один.
Плакал я не долго. Пошел вдоль стены, нюхая воздух. Это даже весело - скакать по ступенькам вниз. Всё оказалось тут знакомо. Вот та самая батарея, под которой жили в коробке мы с братом и мамой..... Тут на нас напала крыса - вспомнил я, и снова стало страшно. Поднялся по высоким, как мне казалось, ступенькам лестницы. На лестничной площадке стояла бутылка с перевёрнутым пластиковым стаканчиком на горлышке. Пахла бутылка резко и противно, рядом валялось несколько окурков. Я отошел в сторону и сел, раздумывая о том, что делать дальше и разглядывая свой пушистый хвостик.
Внизу стукнула дверь, послышались быстрые шаги по ступеням. Сначала я решил, что это тот человек и сейчас он отнесёт меня обратно в квартиру, но его шаги я уже знал, и понял что ошибся. Тем временем шаги приближались и вот мы посмотрели друг на друга. Это был большой молодой человек с коротко стриженной круглой головой и таким же круглым добродушным лицом. Молодой человек, увидев меня остановился. Привет, сказал он. Я посмотрел ему в улыбающиеся глаза, чуть помедлил и пошёл навстречу. Пока обнюхивал его ботинок, парень достал из кармана телефон и стал разговаривать. Ботинок пах не интересно, а вот наверху я унюхал приятный запах, похожий на тот, которым пахло от человека, у которого я жил. Человек тогда уходил в комнатку, где журчала вода и висели полотенца, там чем - то долго жужжал и выходил уже с похожим запахом.
Парень разговаривал по телефону, а мне было очень интересно узнать, где это так пахнет. Цепляясь коготками за брючину, я полез вверх. Забравшись к молодому человеку на плечо, увидел много интересного. Никогда прежде я не видел что делается за окном с такой высоты. Там ходили люди, проезжали машины, бегали собаки. Тем временем парень закончил разговор, положил телефон в карман и стал подниматься по лестнице. Открыл дверь ключом и вошёл домой.
Да! Домой. Уж теперь-то я могу так сказать. Тогда конечно я этого понимать не мог. Это потом я узнал, что могло всё случиться совсем иначе. Миша, так звали молодого человека, на плече которого я переехал в дом с лестничной площадки, подобрал меня для других людей. Для своего товарища.

Ну, давайте всё по порядку.
Случилось всё так, как случилось. Мне сразу сказали какой я хорошенький, беленький, какой пушистенький и красивый. В прочем в этом я сразу смог убедиться сам. В комнате, прямо на полу стояло высокое узкое зеркало. И это было сделано абсолютно правильно, по тому, что я был ещё маленьким и не мог постоянно лазать по разным полкам и тумбочкам что бы посмотреть на свою красоту. Уже через несколько часов у меня появилось два собственных блюдечка для еды и воды. Внутри каждого блюдечка была нарисована усатая морда хомяка. Было очень интересно шлёпать лапой по воде в блюдце. При этом хомячья морда улыбалась мне и корчила рожицы. А ещё это смешило людей и это тоже мне нравилось. Ещё мне подарили игрушечную мышку, которую я гонял по комнатам, носил в зубах, подкидывал за хвост вверх и ловил в воздухе. Было весело. Всем.
Поел, попил молока из своего блюдца, поиграл, поспал. А когда проснулся, ужасно захотелось в туалет. Мною овладело беспокойство. Я уже имел горький опыт в этом деле, и пока не случился конфуз, стал искать укромный уголок для серьёзного мероприятия. Угол за шкафом меня вполне устроил, и я принялся тщательно, как учила мама, копать там ямку. Тут меня и поймали! Взяли за шиворот и..... не стали шлёпать и даже ругать! Просто отнесли в какую-то маленькую комнатку со странным белым фаянсовым стулом на единственной широкой блестящей ножке, возле которого стоял пластмассовый лоток, куда меня собственно и посадили. Терпеть было уже невозможно. Приятно удивило что лапы остались сухими. Я вышел из лотка, обернулся, и стал закапывать. Оказалось, что лапы остались сухими благодаря решеточке в лотке. Вот чудо! Копал долго. Сколько ни старался, запах не исчез, пока меня не выставили. Лоток сразу помыли и я, с чувством благодарности и удовлетворения, убедился - не пахнет! Потом ещё не раз я копал за шкафом и в других укромных местах. Всегда меня относили в этот лоток. И вот что интересно, так это то, что всегда после лотка мне давали что-то вкусненькое. Это стало уже забавной и увлекательной призовой игрой. Иногда я заходил в эту маленькую комнату (люди называли её туалетом) просто так, посидеть в чистом лотке или на крышке фаянсового стула, глядя в потолок и слушая, как журчит за спиной вода. Два раза мне удалось получить за это лакомство. Людей всегда радовало то, что я захожу в туалет сам, и им не приходится меня туда относить. Правда они к этому быстро привыкли и стали жадничать - лакомство давали уже только за результат.
Мне нравился мой новый дом, в нём было интересно, уютно, тепло и чисто. Моя мама учила меня, что чистота для уважающего себя порядочного кота, дело совсем не последнее и чистоты не бывает много. Мама всегда следила за чистотой. Мыла и причёсывала свою и мою шерстку. Всячески старалась что бы и мы и наш дом (картонная коробка) всегда были чисто убраны. В моём новом доме тоже была своя мама. Она тоже следила за тем, что бы был порядок, все были накормлены, причёсаны и умыты. В прочем её тут именно так и называли - мама. Я, конечно, старался во всём помогать своей новой маме. Она мыла пол, - я ловил тряпку, когда та пыталась соскочить со швабры. Стирала бельё, - я крутил лапами барабан стиральной машины через смотровое стекло. Ловил комочки и катышки пыли, пёрышки, ниточки и прочий мусор, если они старались увернуться от пылесоса. Расправлял запутавшийся длинный провод.

0

7

День за днём, труды-заботы - пролетели две недели. Я стал участником странного разговора (только слушал - сказать мне было нечего). Говорили о том, что нужно искать мне хозяина. Всё было как-то очень странно для меня, и я ничего не понимал. Мама говорила, что не любит животных (это, пожалуй, единственные её слова, которым не нужно верить), что меня нужно отдавать, что она не готова убирать ещё и за мной... Странны и обидны были для меня её слова. Я ведь и стирал, и пыль собирал, и мыть полы помогал. Трудился, как мог.Миша сказал, что его товарищ так и не решил, нужен или нет ему котёнок (не больно-то мне и хотелось переезжать к его товарищу).
Молчал только мужчина. Он соглашался со всем, что говорили. Если отвернуться хвостом и не видеть его глаза, то можно было подумать что он действительно со всем согласен и меня отдадут в другой дом. Мама говорила, как и всегда, много и эмоционально. Женщина она умная (как, наверное, все мамы) и умеет не только говорить, но и слушать и главное – слышать, даже то о чём молчат. Она всё поняла и сказала: - "Ну, ладно. Пусть остаётся, но поскольку я животных не люблю, (тут я отвернулся, что бы спрятать улыбку) ухаживать будете сами!".
Ещё мама сказала, что раз уж так, то нужно придумать мне имя. После не долгих обсуждений решили - Маркиз. Все разошлись по своим делам, а я пошел к зеркалу. Привыкать к своему имени. Не знаю, сколько я сидел, глядя на своё отражение в зеркале, но имя я нашел для себя удачным. Действительно - красив и благороден. Густые длинные усы, белая пушистая горностаевая шубка. Всегда чистый розовый носик. Хвост! Это не хвост, а царское опахало! И немножко сереньких пятнышек тоже весьма к стати.... Стать... Она бесспорно тоже присутствует. Ну, красив! Красив как царь! А почему собственно "как"? Я и есть царь. Увлёкся я этими мыслями. И вдруг увидел: ...

Тут я должен прервать свой рассказ на рекламу. Не смейте выключать звук или уходить в туалет или на кухню! Рекламу одной удивительной и чрезвычайно полезной вещи. Вещь эта - зеркало. В зеркало можно любоваться собой. Можно обозревать всё, что находится у тебя за спиной, не утруждаясь даже поворачивать голову. Можно следить за всем и за всеми, оставаясь не заподозренным в слежке. Конечно по этому, именно по этому, а не по какой другой причине, у каждой женщины в кармане или в сумочке есть, пусть маленькое, но такое полезное - зеркало. А большое... ну, несомненно! Ну, просто бесспорно! Полезная! Удивительная! И удивительно полезная вещь! Очень нужная, просто необходимая в доме вещь - ЗЕРКАЛО! ........

Так вот. Я увидел в зеркало, что у меня за спиной стояла вся семья в сборе, смотрела на то, как я на себя любуюсь и шушукалась. Я повернулся в недоумении, посмотрел на них, и все по чему-то засмеялись в голос. От смущения я почесал задней лапой за ухом и неловко завалился на бок. Все опять засмеялись. От громкого смеха я смутился, испугался и убежал прятаться за кресло. Очень скоро сидеть за креслом в углу мне наскучило, и я пошел совершать обход своего дома. Это нужно делать всегда, когда скучно. Проверяешь всё ли в порядке и можно найти себе занятие или просто понаблюдать за людьми, если они делают что-то интересное. В комнатах ничего заслуживающего моего внимания я не нашел. Там было всё по-прежнему, ничего не появилось, но и не пропало. Запахов новых я тоже не унюхал. Тогда направился в сторону кухни, - самой полезной комнаты в доме. На кухне мама чистила не съедобный продукт - картошку. Посмотрел как свисает, извиваясь, картофельная шкурка, покачал её лапой, потом заглянул в свои тарелочки, попил воды и собрался идти обратно в комнату. Прошел половину коридора, как услышал уже знакомый звук – хлопнула, закрываясь, дверца холодильника. Холодильник? Это такой шкафчик, в котором лежит много не нужного, не съедобного, но пахнет из него разными вкусностями, которые там прячут за всевозможными не съедобными продуктами. Люди конечно едят и то и другое, при чём иногда портят вкусные продукты, смешивая их с несъедобными. И тогда нужно вовремя успеть сказать им, что бы они срочно отдали мне то, что съедобно, пока не испортили. Уж тут промедление это полная катастрофа. Прибежать нужно быстро, кричать громко! Можно наступать людям на ноги лапами и толкать их лбом и боками. Иначе испортят продукт, даже стыдно им потом не станет.
Я пулей кинулся обратно на кухню и стал кричать. - Маааааааааам! Даааааай! « Ух какой ты грамотный стал» - удивилась мама и положила несколько кусочков в мою тарелочку.
Подбежал и стал есть. Это было куриное мясо. Вы когда-нибудь пробовали куриное мясо? Тогда вы знаете как это вкусно! Мама подошла и наклонилась снова к моей тарелке. Я испугался, что она передумала и хочет забрать обратно эти кусочки. Я зарычал. - Ах ты злюка глупый, сказала мама. Я не забираю у тебя, а хочу добавить! Я продолжал есть и рычать. Было вкусно и страшно что заберут. Одним словом - страшновкусно! Первый раз в своей маленькой ещё жизни, я ел такую вкуснятину. Потом мне, конечно, стало стыдно, но это потом, когда я уже не мог впихнуть в свой маленький желудок ни единого кусочка. Я громко запел и боднул маму лбом в ногу, извиняясь за своё поведение. На сытый желудок бегать, играть или ходить по комнатам в поисках себе занятия было совсем лениво. Я зацепился когтями за кресло, забрался в него, улёгся поудобнее на спину - лапы вверх, хвост под голову, а левую заднюю лапу под правую подмышку и заснул. Сон снился про кошку-маму, про старую крысу, которая в моём сне хотела забрать у меня вкусную курицу... Во сне я опять рычал, дёргал лапками, сражаясь с крысой, и конечно её победил.
Снился братишка. Где он сейчас? Может ему тоже повезло, он поправился, и его взяли в хорошую семью? Подрос, наверное, и не узнаю если встречу. Полосатиков то много ходит во дворе,- я видел в окно. Только если по белому нагрудничку? Потом ещё снилось солнце, которое перепуталось лучами с ветками вербы, окрашивая её белые хвостики в свой жёлтый солнечный цвет. Стало тепло, спокойно, уютно... Даже не знаю, приснилось мне или так и было, что меня погладила большая тёплая и ,как мне показалось сквозь сон, сильная и добрая рука, почесала за ушком. Я запел ту песенку, что пела мне мама-кошка, и провалился в сон. Глубокий, бездонный и безмятежный.

0

8

Первая весна.
Весна пришла в том году рано и стремительно. На газонах ещё лежали остатки почерневшего снега, но уже так потеплело, что люди стали открывать окна, впуская в дом свежий, пахнущий весной, воздух. 
Я не ждал её и не мог ждать. Это была первая в моей жизни весна. Я был хоть и не большим ещё, но смышлёным котиком. Понимал и помнил что говорила мне мама-кошка. В моей жизни будет много того, что будет впервые. Всё было не познано и по тому ещё более интересно.
Я сидел в кухне на единственном в доме подоконнике и смотрел в окно. Забираться на подоконник я научился сам, но делать это нужно было осторожно, пока никто не видит. Люди - странные существа. Они не ругают меня, когда я сижу на подоконнике, но сердятся, когда лезу со стула на стол. Неужели им непонятно что на подоконник я могу попасть только со стоящего у окна стола? Я же ещё не вырос, на столько, что бы прыгать на подоконник прямо с пола или хотя бы со стула!
А в окно нужно было смотреть каждый день хотя бы раз. Там всё изменялось почти мгновенно. Я уже не говорю о том, что кошки и собаки... Собаки - это такие звери,  которые больше котов, хотя есть и такие что даже бывают меньше некоторых котов, но всё равно ужасно вредные. Они кричат на котов и кошек, смешно шлёпая ртом и издавая противные громкие звуки. Некоторые даже гоняются за котами. Так вот, они на месте не сидят. И если не следить за ними внимательно, то ничего и не будешь знать про них. А кроме этого, стоило не посмотреть в окно всего два дня, то посмотрев потом, понимаешь - ты очень много пропустил. Ты не понял от чего деревья стали совсем не такими как были раньше. На них появились маленькие блестящие зелёные платочки на тонкой ножке.  Куда подевался снег. Что это такое появилось на газонах перед домом, зелёное и ворсистое как коврик у меня в прихожей. В общем - чувствуешь себя не котом, а каким-то недоумком. И становится обидно. Хотя конечно очень хочется это всё не только увидеть, но и потрогать лапой, понюхать, покусать. Когда жизнь уходит из-под лап неощупанной и необнюханной становится обидно.
Вчера принесли какие то лямки-тесёмки. Напялили зачем то на меня. Лямки на спине, под лапами и ещё на шее. Сказали - шлейка называется. Зачем? Ведь неудобно! Сначала я стоял в застывшей позе и небыло у меня ответов. Кому это нужно? Что я теперь должен делать? За что и для чего это всё. Попробовал пройтись по комнате. Не удобно конечно, но придётся привыкнуть. Снимать не собираются. Хоть немного стал понимать, когда к этим лямкам прицепили ещё катушку с толстой леской и ручкой, и поставили меня на пол. Хотят меня привязать. Думаю: где это я так нашкодил ненароком? Решил спрятаться за кресло, леска меня не держит, а тянется за мной всюду, куда я иду.... Да зачем вам это от меня нужно?! Всё самое интересное началось потом, когда меня посадили на плечо и пошли на улицу! Стало страшно. Страшно интересно! Уж даже не знаю что больше. Ой, какие запахи! Ой, какая трава! Она ещё и вкусная. Как интересно! А чем пахнет вон та собака? Ну куда же ты убегаешь, собакаааааа! Ой, а это что? Пруд? Ой, сколько воды! Ой, как она пахнет!
Домой пришли пешком. Сразу помыли испачканный дорожной пылью живот, лапы, шею... Всего помыли. Вытерли, покормили, в туалет не пошёл (сходил на улице). Завернули в большое махровое полотенце и посадили в кресло. Заснул "без задних лап" и проспал долго, крепким здоровым сном. Снилась коротенькая зелёная трава,  большой пруд с деревьями-шариками по берегам и маленькая, почти лысая, пучеглазая собачонка, убегающая на тонких ножках. Догнать её не смог даже во сне. Жаль. Хотелось понюхать, а может и познакомиться. Смешная и вроде не вредная была собачонка.
Спал долго. Проснулся в чудесном настроении и захотел в туалет. Направился в угол комнаты за шкаф, и уже было начал копать спросонок. Страшно перепугался своей забывчивости. Тут же сон исчез.  Оглянулся - не видели меня? Выскочил из комнаты и вприпрыжку помчался к своему лотку, проскальзывая лапами по ламинату коридора.
На кухне мама опять играла с посудой, со звоном переставляя тарелки и кастрюльки  с места на место, стучала ножиком, портила вкусную еду и топталась из угла в угол. Конечно всё это интересно, но могут наступить на лапу - подумал я, и направился в комнату. Не спеша шёл я мимо ботинок и висящей на вешалке одежды, не зная ещё о том, что, а точнее - кто, поджидает меня в комнате. А там....

Вместе с ветерком, в приоткрытое окно влетела большая зелёная муха. Муха сидела на ковре и потирала друг о друга то передние, то задние лапки. Увидев муху, я прижался носом между передних лап к ковру, прижал назад ушки, и мелко перетаптываясь задними лапками, приготовился к прыжку. Это было славное сафари! Хитрая муха ускользала от моих лап, вылетая прямо из-под моего носа. Два раза ей удавалось пропасть из вида, спрятаться от меня в складке диванной накидки или на люстре. Залетев в напольную вазу и ползая там по внутренним стенкам, муха жужжала делая вид что в вазе большая компания таких как она. Но когда эта глупая муха решила что я устал гоняться за ней, и села прямо над моей головой на тюлевую занавеску, я прыгнул. ....
Муху я конечно поймал. Но и сам попался. Край занавески сорвался с прищепок карниза пулемётной очередью разорванных бус, и мягким водопадом, весь тюль обрушился на меня,. Но и на муху!
Я ещё ловил, всё больше запутываясь в занавеске, эту вредную хитрую муху, когда в комнату вошла мама.......
Ни чего такого, что вы сейчас подумали, и не было. Просто не хочу про это рассказывать. Не хочу и всё.

0

9

Лето
В то лето стояла просто невыносимая жара. Солнце плавило асфальт и гудрон на крышах. Вороны прятали свои чёрные смокинги под блестящие кроны лип берёз и тополей. Под кустами на газоне спали в тени, пережидая полуденный зной, бездомные рыжие собаки. Я лежал у открытой двери балкона. От жары спасало только мокрое розовое вафельное полотенце, которым накрывала меня мама. Все дела я откладывал на вечер, когда жара спадала и можно было посидеть за письменным столом .... Ну, да! А вы подсматривали? На письменном столе! В маленькой комнатке у открытого окна, затянутого сеткой от комаров. На берёзу, что растёт под окном, прилетели синички. Они цеплялись маленькими лапками за тонкие ветки, повисая вниз головой, и вытаскивали остренькими клювами семена из берёзовых серёжек. Ветки спускались ниже окна, я запрыгнул на подоконник и прижался носом к сетке, что бы лучше было наблюдать за синичками
Честное слово - я не видел её! Откуда - то снизу выпорхнула большая серая с чёрными крыльями и хвостом птица, клюнула меня в нос и отлетела на ветку берёзы, распугивая синичек. - Кар! Громко и нагло крикнула она, вытягивая шею в мою сторону и широко разевая клюв. Я и прежде видел не раз эту ворону, но такого от неё не ожидал.
В Петербурге вечера, как в прочем и ночи мало отличались в это время года от дня. Разве что небо становилось не таким голубым, огненный шар прятался за крышами домов, и на его месте появлялась выбеленная рожица луны. Много людей, собак и кошек выходили гулять ночью. Мы тоже ходили. Я уже знал что у пруда сидят мужики с тонкими длинными прутами, повисшими над водой, и уходящей в глубь озера тонкой ниткой. Иногда рядом стояло ведёрко, в котором плавали рыбки.
Мне не понравилось ходить по пыльным садовым дорожкам. Свернул на береговую травку к озеру. Подошёл и сел около мужиков. Заглянул в синее пластиковое ведёрко. Рыбок там не было. "Не поймали ещё!" - будто извиняясь, сказал тот, что постарше. Я поднял розовый носик, посмотрел рыбаку в загорелое лицо, лизнул пару раз свою поднятую лапу, показывая тем самым, что мне до этого нет дела. Молча встал и пошел прочь, распушив хвост. "Ну, надо же? Какой павлин!" – почти хором сказали, добродушно улыбаясь мне вслед, рыбаки.
Дома после купания и вкусного ужина, прыгнул в кресло и сразу заснул до утра. Даже не снилось ничего.

Утром проснулся от барабанного стука по стёклам и жестяным скатам окна. Забравшись на узкий подоконник, долго смотрел на дождь, ловил лапой ручейки на стекле. Крупные капли падали на листья берёзы, растущей под окном, скатывались на сидящую на ветке мою знакомую - нахохленную мокрую ворону, которая часто и смешно трясла и крутила своим серым платьем, растопыривая чёрные крылья, стряхивая воду с намокших перьев и клюва. Капли падали на дорожку во дворе, рисуя круги на больших лужах и надувая в них множество пузырей, которые сразу лопались чуть проплыв по поверхности воды или столкнувшись с другим пузырём. Люди по улице не ходили как обычно а бегали, топая по лужам насквозь промокшими ботинками. Проезжали машины, рассекая воду блестящими мокрыми колёсами и раскидывая её по сторонам веером водяной пыли, в которой играла радуга. Ветер снял кепку с головы долговязого парня, понёс её, весело кувыркая по лужам, а за кепкой, ну прямо как я за мухой, бежал парень, нагибаясь и хлопая в ладоши, так ему было радостно. Я даже привстал на задние лапы, наблюдая за ним.
В дождь очень сладко спится. Проснулся когда дождь утих и открыли окна. Светило солнце, но не так жарко что бы прятаться. Сходил на кухню. Поел паштет из куриной печёнки. Мама сделала мне из него такие шарики, что бы можно было есть, не пачкая усы. Это она здорово придумала! Потёрся в благодарность о мамину ногу, и сел перед дверью. Конечно я и сам умею открывать двери, но только когда никого рядом нет. Я даже могу открыть дверь в комнату сам, прыгнув на ручку и повернув её лапой, но это только по крайней необходимости. Я же не один в доме живу. Каждый должен делать то, что у него получается лучше. Я ведь не прошу, например, ловить мух! Хотя….. Не так давно узнал, что мама это тоже совсем не плохо делает сложенной в трубочку газетой. А узнал я про это совсем случайно. В очередной раз прилетела большая муха и стала дразнить меня, ползая по занавеске. И тут я узнал, что охотничий инстинкт есть не только у меня. «Маркиз, не трогай занавеску!» - вскрикнула мама, быстро свернула газету и подбежав метко шлёпнула по мухе, которая уже перелетела на стену. Такой ловкости от неё я даже не ожидал. Отличный удар! Уважаю. После того случая я даже бегаю иногда на кухню за мамой. Зову поохотиться вместе на слишком уж хитрую добычу.
Вечером смотрели вместе с мамой телевизор. Телевизор - вещь в доме нужная. По телевизору показывают разные полезные и весьма увлекательные штуки. Вот к примеру - футбол. Там дядьки бегают по газону в трусах и майках друг за другом и гоняют задними лапами большой шарик, отбирают его друг у друга, подкидывают. Спокойно смотреть ни как не получается. Нет-нет, да и поддам лапой по этому шарику в телевизоре. Или мультфильмы.... Да вы и сами наверное знаете.
Так вот. Смотрели мы с мамой мультфильм. Мама сидела на диване, а я лежал около её ног, так что бы ей было удобно гладить меня ногой. Почему ногой? А как ещё, если рукам доверять нельзя? Никому красота моя покоя не даёт. Всегда норовят потискать и схватить на руки. Трудно жить красивым. Красота конечно страшная сила, но думаете нам, царям легко? Не за тем нас в шубку горностаевую одевают, что бы её каждый желающий лохматил! Да ладно бы ещё хоть только свои, так ещё и чужие себе вольности позволять считают в праве! Ладно, про это я вам потом расскажу. Я отвернулся от телевизора, в котором смешной король пел: "Надоели концентраты, полу-полу-по полуфабрикаты...." Я уже было задремал, как услышал детский писклявый голос из телевизора. "Маркиза, Маркиза, Маркиза Карабаса" - пела принцесса. Я вскочил, подбежал к телевизору. Не послышалось? А в телевизоре продолжали дразниться - "Маркиза, Маркиза, Маркиза Карабаса" - пели женщины-жницы. Я даже встал на задние лапы и поставил передние на телевизор! "Маркиза, Маркиза, Маркиза Карабаса" – пели нарисованные мужчины - косари. Я внимательно смотрел в телевизор, наклоняя голову набок от недоумения.[/size]
И ещё, и ещё говорили и пели про меня в телевизоре. Мультфильм уже закончился, а я всё сидел перед телевизором, не слушая, не видя его и не веря своим глазам и ушам.

Вчера узнал что веник, который стоит в углу, может быть не только весёлой игрой. Виной тому стала очередная муха. Она садилась на обои над моей головой и быстро бегала вверх-вниз вдоль полосок рисунка обоев. Ну конечно я прыгал и ловил её! И конечно царапал обои. Вот тут, в самом разгаре охоты я и получил мягкий, но внушительный пинок веником. Все дружеские чувства к этому предмету домашнего обихода как-то в один момент во мне потухли. Пылесос я теперь уважаю гораздо больше. А об веник я теперь когти точу… Точил. Потом мне хозяин принёс длинный деревянный брусок. Поставил брусок в угол за мебелью и сказал, что когти точить нужно на этом бруске, а веник оставить в покое. Брусок был новенький и пах тем колючим деревом, что растёт на газоне соседнего дома. Один раз, на прогулке, я попытался забраться на это дерево и испачкал лапу липкой смолой. Белёсыми полосками с жёлтыми капельками внизу, была изрисована вся кора на стволе этого дерева. Пришлось выгрызать эту горькую смолу с шерсти между пальцами не один день потом. А брусок был сухой и чистый. Драть его когтями – одно удовольствие. За это ещё и хвалят.

0

10

Июль-верхушка лета. (кондей)

Кто из вас не любит лето? Вряд ли такие найдутся. Вот и мне нравится погреться на солнышке, погулять по ночному городу, порезвиться на травке, погоняться за мотыльком или кузнечиком (мухи – это тема отдельная). Тоже любите? Так вот. Всё начинает видеться совсем в другом цвете, когда не только на улице, но и дома, в тени за 30 градусов жара. Даже маме становилось худо от такого пекла. А что вы удивляетесь моему «даже»? Вы пробовали летом надеть на себя шубу? А вы наденьте! Тогда поймёте, о чём я говорю. Кажется, что спасения просто нет. Не могу же я сидеть постоянно в ванной комнате в тазу с водой и шлёпать лапой по струйке из крана? Занятие хоть и интересное, но надоедает уже через полчаса. А спасение есть! И если вы не знаете, то я вам сейчас всё подробно расскажу.
В начале Миша принёс большую белую штуку на колёсиках, приделал к ней блестящую гибкую трубу, конец которой вывел в окошко. Включил. Штука загудела и стала дуть, наполняя комнату спасительной прохладой. Вот вы наверное уже поняли, а я тогда не знал что имя этой штуки – кондиционер. Жила у нас эта штука, которая кондиционер (язык сломать можно), две или три недели. Потом ещё интереснее: Миша позвал своего брата…..
А! Я ведь вам про него ещё не рассказывал. Виталик, Мишин брат, живёт отдельно, но приходит поиграть со мной в футбол и к маме с братом заодно.
А в этот раз они пришли вместе и принесли с собой всякой всячины – пластмассовые чемоданчики, мотки провода и медной трубки и ещё большую вязанку кусков чёрной трубки из мягкой пористой резины, с собачьим именем - флекс. Что всё это значит, я сразу не понял, но такая радость овладела мною! Люблю, когда дома делают уборку, ремонт, или хотя бы что-то распаковывают или передвигают. Стал я радостно бегать по комнатам и на кухню, потом обратно, за что и был выдворен в коридор, за дверь. Братья достали из чемоданчиков инструмент, подключили, и стали громко трещать им по стене. Когда выключали перфоратор (так инструмент назывался) и клали его на пол, я подбегал и нюхал. Пахло от перфоратора разогретой смазкой и тёплой цементной пылью, от которой щекотало в носу и чихалось. Работали несколько часов. Дырявили стену под потолком, разматывали провода, медные трубки, надевали на них флекс, перевязывали серым скотчем, обрывки которого валялись на полу и прилипали к лапам. Пока вся эта чёрная меднорезиновая «змея» с серыми кольцами скотча лежала на линолеуме, я скакал над нею, нападая и избивая её лапами. Братья смеялись, и мне тоже было весело. Потом «змею» укрепили под потолок и соединили с белым прямоугольным шкафчиком, с узкими длинными полосками – створками. Со вторым, побольше, с пропеллером, который подвесили к балкону – другим концом. Когда всё было готово и подключено, инструмент убран, а мама перестала сокрушаться от количества пыли и грязи, я понял, какое важное событие произошло. У меня дома появился уже не мобильный (передвижной), а стационарный, поселившийся на стене под потолком, кондиционер! За всеми работами я проследил внимательно и ответственно. Если вам понадобится, можете обращаться – расскажу, помогу и даже, возможно, соглашусь лаповодить монтажом. Очень быстро я научился пользоваться этим кондиционером.. Когда он включен – горит зелёная лампочка, когда нет – красная. Так вот, когда жарко, но горит красная, нужно просто сесть под кондиционер, мяукать глядя на лампочки, и требовать включить немедленно. Сначала это вызывало удивление, потом привыкли к моей сообразительности и перестали удивляться по пустякам. Вот так я обрёл полную и окончательную независимость от погодных «кото-клизьмов» в своём доме.

0

11

Осень.

Осень наступила совсем незаметно. Некоторые деревья остались ещё зелёными, тогда как другие уже щеголяли золотом своих одежд. Сентябрь почти не остыл и без лишних усилий сохранял тепло, оставленное ему летом. День радовал солнышком. Вечера небыли унылыми, а зажжённые жёлтые фонари только добавляли уюта и умиротворения. Клён, росший во дворе в обнимку с фонарём, укрывал своего друга пурпурным кафтаном, а фонарь освещал его изнутри по вечерам. Они смешивали свет и цвет, разливая этот коктейль по асфальту вокруг себя. Эта парочка озорно любовалась друг другом и сияла, стыдясь своего счастья. Ночь, под покровом темноты воровато срывала с деревьев листья, украшая дорожки в сквере и во дворе, разноцветным ковром. Тихий ветерок кружил пропеллеры липовых крылышек, складывая их вдоль поребрика, и расстилая на крышах и капотах машин вдоль дороги. На озере собралось несметное количество уток. Утки ходили по берегу, переваливаясь с боку набок, переговаривались между собой и почти не боялись людей. Некоторые спали качаясь на воде, засунув голову под крыло. Другие летали над озером, собираясь в маленькие, кривые учебные стайки. Вороны важно вышагивали по дорожкам сквера, высоко поднимая ноги, и с презрением глядя по сторонам. Большие прямоугольные клумбы у ресторана с дурацким названием «Баден Баден» , пестрели разноцветьем «анютиных глазок», «душистого табака» , красных кустиков и зелёных ёлочек травы, похожей на полевой хвощ и множества незабудок между кустиков мелких белоснежных цветочков, размером с булавочную головку. Пахла вся эта ботаника не слишком приятно, но глаз радовала. Между цветков лениво жужжали басом, собирая нектар, мохнато-полосатые шмели, совершенно не вызывая желания их поймать. Мы уже возвращались из магазина, в котором беззастенчиво обманывают народ, продавая, наряду с нормальным товаром, абсолютно не пригодные для еды, с позволения сказать, «продукты», прикрываясь весёлым детским названием «Карусель». В этот раз я выбирал себе на ужин рыбу. От выполнения столь важной задачи меня отвлекла маленькая пучеглазая собачка, проезжавшая в такой же тележке и шарахнувшаяся от меня с визгом потерпевшего от стихийного бедствия поросёнка. Переехав дорогу к скверу на плече хозяина, я спрыгнул на траву, и пошел в направлении своего дома. Боковым зрением прирождённого охотника, я видел, как с крыши нашего дома спикировал на берёзу воронёнок – подросток, с которым я знаком «с пелёнок», если конечно можно так сказать про птицу. Это его мамаша клюнула меня в нос. Ещё весной она в паре с папашей воронёнка таскала прутики на развилку веток тополя у окна, делала гнездо. Орала как заправский прораб на стройке, потом целыми днями копошилась там, иногда оставляя гнездо на попечение своего вороньего мужа. Наконец из гнезда появился желторотый с красной окантовкой клюв, который постоянно издавал противные звуки, и замолкал, только когда родители затыкали его принесённой едой. Прожорлив он был неимоверно. Бедные родители сбились с ног…… (извините, оговорился), - не покладая крыльев, носили ему еду. Когда взрослые вороны улетали, я с ним (птенцом) перекаркивался. Ну, в смысле – он перекаркивался, а я перемявкивался с ним. Так мы учили иностранные языки. Я научил его говорить «крррау», а он меня – «мяуррр».
И вот, представьте себе! Теперь он увидел меня с крыши и прилетел на берёзу. Я, конечно, обрадовался и полез к нему на дерево. Не пустили. Неспроста не пустили. Хозяину уже доводилось лазать за мной на высоченную старую иву, растущую на берегу Муррринского ручья, когда я сиганул, неожиданно по стволу, вырвав поводок из его рук. Старая ива склонялась над самой водой, и перспектива не запланированного заплыва была очень даже реальна. Было это весной, когда уже обсохли дорожки, но вода была ещё слишком «мокрой» для купания.
Я угостил воронёнка рыбой. Ну, ладно вам хихикать! Ну, не я угостил, но я разрешил угостить. Очень мне не хотелось уходить домой после такой встречи, но я понимал, что рыба в пакете может оттаять и испортиться. Этого мне не хотелось совсем. Приятель громко поблагодарил нас за ужин, я попрощался и пошёл домой.

0

12

Виталь, немного не в тему, но. Есть у меня товарищ, чьи родственники по его линии и линии жены в Питере живут, чуть не с великой октябрьской социалистической революции. Супруга моя с ним знакома. По роду работы Вовка с утра до вечера пишет аналитические документы которые мне читать приходится, в которых еще и вопросы политесс соблюсти надо. Так вот, как то в разговоре с женой, пришли к выводу, что Володька, не из Питера, он из Ленинграда. По моему(дочь присоединяется) у тебя есть ленинградские корни  :cool:

0

13

Конечно есть и довольно ветвистые. Моих предков жизнь раскидала из Питера кого под Псков, кого в Воронеж. Только Ленинград позвал всех обратно. Всё по тому, что корни, даже оборванные, рано или поздно вновь оживают и зовут к себе. Ленинград это ведь не только название города, это огромная эпоха его. Многое присуще именно тому периоду жизни города (хотя и тогда в разговоре говорили - Питер). Многое хорошее ушло вместе с названием, как позднее с названием страны. Жаль что не умеем мы сохранять то полезное и доброе, что ещё пригодится. У нас всегда "лес рубят - щепки летят". Вот и получается что с "мылом и ребёнка выплеснули" уже в который раз. Люблю я свой город, как бы он не назывался, но ленинградцы были всё же как-то и светлее что ли, добрее петербуржцев теперешних. В прочем так и везде, кроме, пожалуй, самого крайнего севера. Там практически ни чего не меняется в силу суровых природных условий.

0

14

Полёты наяву и во сне.

Это был обычный тёплый осенний день. Выходной. Я любовался великолепным пейзажем, сидя у открытого окна. По голубому озеру неба лениво проплывали рваные куски молочного пудинга. В сквере за дорогой шумела детвора, появившаяся в городе вместе с первыми пожелтевшими листьями. В придворный ларёк то и дело забегали мальчишки за мороженым, взрослые за молоком и хлебом, мужики за сигаретами и пивом. Мои окна выходят на две стороны дома так, что с третьего этажа я могу наблюдать за всеми событиями во дворе и даже на много дальше. По озеру, появившемуся в наших краях по счастливой случайности, плавали жёлтые листья, серые утки с синими пёрышками на крыльях и зелёные, блистающие на солнце селезни. Стоял чудный тёплый осенний денёк ничем не предвещавший никакой беды.
История нашего озера тянется из далёких советских годов, когда моя Родина была не таким большим государством как сейчас, а ещё на много больше. Мне рассказывали, что мой район тогда был ещё не сильно застроен, Озерки тогда вообще – деревня была. Строительство жилых домов, магазинов, кинотеатров, которые теперь разрушили, освободив место под постройку новых домов-монстров или просто забросили, шло полным ходом. Вот тогда и выкопали наш пруд-озеро. На его месте должно было быть воздвигнуто большое строение. Всё замерили и просчитали. Начали копать котлован для фундамента. Не спросили только геологов и историков. Решили – а зачем? Копали-копали и выкопали…. Озеро или подземная река была под землёй, вот и заполнила водичка весь этот котлован, спрятав на дно все, что успели нагородить горе–строители да проектировщики. Спасибо им! Без этого озера я и представить себе не могу наш район, так красиво оно вписалось между домов и дорог. Вокруг разбили сквер (это просто так говорится, что «разбили», хотя там никого тогда и не били и ничего не разбивали). Посадили деревья вдоль садовых дорожек, посыпали дорожки гравием. И теперь над озером летают стрекозы, из окна я их не вижу, но я точно знаю, что они там летают.
Вот из ларька вышла весёлая компания дворовых мужиков. Я часто наблюдал как они собирались около своих припаркованных во дворе автомобилей, что то ели и запивали… Или пили и закусывали? Этого я точно не знаю. Компания шла в этот раз прямёхонько под наше окно.
Внизу находится вход в подвал, лестница, спускающаяся к его двери, огорожена низкой кирпичной стеночкой, облицованной мелкими квадратиками кафельной мозаики не известного цвета. Неизвестного по тому, что какой-то «умник» покрасил этот бортик чёрной битумной краской. Громко разговаривая и хохоча, мужики расстелили на бортик газету, поставили на её края пластиковые бутылки с пивом, выложили огурчики-помидорчики, пучок пряной травы и зелёного лука, куски хлеба и кружочки вполне приличной, по запаху, колбасы. Двое сели по разные стороны газеты на приступок, другие расположились стоя, или присев на корточки напротив них. Мужики оживлённо общались, ели овощи и траву, наполняли пластиковые стаканчики из бутылок, рассказывали анекдоты, смеялись, дымили дешёвыми сигаретами. Дым от сигарет поднимался до моего любопытного носа и щипало мой чуткий нюх. Почти всех их я уже знал по именам. Спиной ко мне, на бортике, сидел Толик – крупный мужчина, лет сорока-сорока пяти, напоминавший мне отъевшегося диванного кота породы «Британский голубой», с большим круглым лицом, короткой седоватой щетинкой на голове и такими же короткими колючими усишками. Толик взял из рук Николая, высокого тощего мужчины в очках, наполненный стаканчик и стал пить. Я вылез из окна по самые окорочка, и свесился из окошка так, что бы лучше всё видеть и слышать. В то время, как стаканчик запрокидывался донышком вверх, глаза Толика тоже поднимались, и в конце концов встретились взглядом с моими.
Будто что-то невидимое дёрнуло меня. Послышался короткий звук пытающихся зацепиться, но проскальзывающих по жестянке кошачьих когтей. Я сорвался полетел. и Никогда ещё в моей жизни за такой короткий миг не проносилось столько мыслей и событий! Время стало прозрачным как желе, но тягучим как сгущённое молоко. Я успел подумать о том, что лечу прямо на асфальт или, не дай Бог, на каменный бортик, с которого я обязательно соскользну – в него не вцепиться когтями. Я упаду ещё ниже – под дверь подвала, больно ударюсь, меня поймают и унесут, я могу всё потерять. Всё! И дом, к которому я уже привык и который люблю, всех кого уже люблю и всё что люблю. Я просто могу умереть, и меня уже встречают кошачьи архангелы в кошачьем раю, а мне даже почти нечего им рассказать про мою такую маленькую и такую короткую жизнь! Широко растопырив лапы, я стал регулировать свой полёт хвостом. Времени на раздумья всё же было катастрофически мало, и я решил, что самое безопасное место посадки – широкое круглое как мишень, лицо Анатолия. Толя, конечно, не слышал моих мыслей, но понял куда летит белый комок шерсти, нашпигованный когтями. В последний момент Толян почти увернулся, и я обрушился на него, порвав рукав клетчатой рубашки и оцарапав плечо. Мужики взорвались хохотом. Я спрыгнул, на полусогнутых, деревенеющих от ужаса лапах, короткими быстрыми, как мне казалось, шажками, прижимаясь к земле, побежал за угол дома, к своей парадной. Я не знал, что скрип когтей по оконному отливу и дикий взрыв хохота мужиков был услышан и у меня дома. Хозяин, к моему счастью, догадался о том, что случилось, быстро выглянул в окно с вопросом: «Мужики, белый кот не пролетал, куда побежал?» - Туда, указали руками мужики, и когда я, почти что подполз к парадной, дверь открылась. На пороге стоял хозяин. Секундная стрелка на часах не успела протикать от одной цифры до другой, как я уже тянул когтями обивку своей двери в квартиру. Из кухни вышла мама и догадалась о случившемся только по моим испуганным глазам, сопоставив в уме звуки пробегающих по коридору шагов, хлопнувшей входной двери и взрыва мужицкого хохота за окном. Мама взяла меня на руки, гладила и жалела. Даже заплакала от жалости. Вот.

0

15

В этот день у окна я больше не сидел. Сидел в кухне, в уголке на стуле, наблюдая за тем, как мама готовит куриную печёнку с луком и болгарским перцем, вдыхал вкусные запахи и молча ждал, когда дадут попробовать. Потом смотрели все вместе, как Тимофей Баженов ловит дикого кота в зимнем лесу, а сам то боится! Знает, что кошачий коготь – не шуточное оружие. Приходил Виталик, играли в футбол – я был на воротах. Он проиграл мне «в сухую» - ни разу не попал маленьким тряпочным мячиком по батарее! Потом я пошел спать. Во сне опять летал, но не вниз, а в стае с утками над озером, рестораном, потом пролетали над Муринским ручьём, над дорожками с людьми на велосипедах и роликовых коньках, над дорогой с машинами, над гуляющими собаками и кошками, даже видел лошадь, бредущую по краю дороги. И обратно к нашему озеру домой.

0

16

Уикенд (щенячья радость).

Рабочая неделя прошла без приключений. Всё было обыденно и просто. Мы с мамой делали свою работу по дому, стирали, убирали, готовили еду, подметали – пылесосили, встречали с работы наших мужчин. Мама не переставала удивляться тому, что я знаю, когда они приедут, и уже за полчаса высматриваю в окно или сижу около двери в ожидании их прихода. Мама говорила, что коты этого не умеют, что так делают только собаки, и то не все. Хозяин говорит, что, наверное, в прошлой жизни я был собакой. Он научил меня, бросая все свои, даже самые важные дела, пулей прибегать по команде «ко мне!», выполнять команду «голос». Он даже научил меня искать спрятанные по комнате предметы. Мне было тоже интересно и весело искать спрятанные кусочки лакомства под уголком ковра, на кресле или под покрывалом дивана. За найденные кусочки я получал дополнительно ещё по кусочку. А один трюк я придумал сам. Когда мне нужно срочно получить от мамы что-то вкусненькое, я падаю на пол вверх лапами, и говорю – «умрррру!». Мама смеётся ,и всегда я получаю вкусное вознаграждение.
Вчера мы ходили в магазин выбирать мясо. Мама разрезала мясо на кусочки, сложила в кастрюлю, посолила, смешала с крупными кольцами лука, поперчила, сбрызнула чем-то из бутылочки с резким запахом. Потом она ещё колдовала с томатом, добавляя в него воду, приправы и мелко нарезанную травку с приятным, но не съедобным запахом. Всё спрятала в холодильник.
На следующий день, отнесли кастрюльки, пакеты, складные кресла, столик и чёрный, пропахнувший дымом железный ящик в Мишину машину. На меня надели шлейку, и мы поехали кататься. Дорога была необычайно длинной и интересной. С проспекта мы свернули на виадук, а с него на широкую длинную дорогу. Я сразу устроился позади всех, на шторку багажного отделения к окошку и стал смотреть. По дороге ехало много очень разных машин. Некоторые были длинными, очень большими и страшными. Я перебирался на колени к хозяину, когда мы проезжали мимо них. Некоторые машинки были почти игрушечными, но шустрыми не по размеру. На них я смотрел, забравшись к хозяину на плечо, сверху вниз. С большой дороги мы свернули на узкую и пыльную, грунтовую. Мимо проносились деревья, наполовину сбросившие свои пожелтевшие листья, высокие ёлки с висящими на них гроздьями шишек, красные клёны. Красота неописуемая словами. Сзади нас клубилась дорожная пыль, как дым от старинного паровоза. Наконец мы свернули и с этой дороги вниз к озеру. Меня выпустили на траву, которая здесь была не такой как на газоне около дома. Тут всё и выглядело и пахло по-другому.
Среди запаха опавших листьев я нашёл множество интересных и не знакомых мне ароматов. Там росли коротенькие красновато-коричневые зонтики тмина, веточки зверобоя с шишечкой семян на вершине травинки, ёлочки хвоща, лиловые верхушки иван-да-марьи Широкие листочки ландыша с ядовитыми гирляндами красных тяжёлых ягод наклоняли свои тонкие травяные удочки к земле. Пока я всё высматривал и вынюхивал, Миша с Виталиком разобрали складной столик и кресла, костёр в чёрном железном ящике уже прогорел, и над красными горячими углями уже издавали волшебный запах куски нанизанного на узкие металлические полоски, маринованного мяса и лука. Это был шашлык! Как его готовят, я видел тогда первый раз, но запах и название мне были уже знакомы. Меня угощали шашлыком, правда, появлялся у меня дома он обычно уже готовым. Меня оставляли тогда дома одного, а потом приезжали все вместе, пропахшие дымом и знакомыми теперь лесными запахами. Ходить по высокой траве и опавшим листьям, забираться на деревья для обозрения округи я уже устал, и решил полежать под невысоким тонким деревцем ольхи, подождать пока кусочки шашлыка переселятся в пластиковые тарелки и немного остынут.
На запах шашлыка к нам прибежала собака с двумя подросшими щенками. Это место, по-видимому, было им давно знакомо. Собаки ходили стайкой, обнюхивая окрестности в поисках оставленного людьми провианта. Я заметил их сразу и сел, не прилично ведь воспитанному коту встречать гостей лёжа. Было видно, что поиск они ведут по отработанной схеме. Сначала прошли вдоль берега озера, потом поднялись, тщательно обнюхивая вокруг места с примятой травой. Мать искала еду, а щенки играли и резвились, в шутку покусывая друг друга. Глядя на них я стал понимать значение выражения «щенячья радость». И вот вся собачья компания стояла напротив меня. Мать настороженно смотрела на меня. Один из щенков визгливо тявкнул в мою сторону. Я небрежно отвернулся, при том, не теряя из вида непрошенных гостей. Второй. озорной неуклюжей походкой прошёл половину расстояния до меня, я повернулся в его сторону и посмотрел прямо в глаза. Щенок лёг в траву, и тихонько повизгивая, медленно пополз, вытягивая вперёд свой чёрный масляный нос. Когда он подполз уже совсем близко, я потянулся к нему и мы понюхались. Собачёнок, хоть и был уже довольно не маленьким, пах он совсем как ребёнок. Мать, с тревогой наблюдавшая за нами, приглушенно тявкнула сыну, и тот убежал прочь. Останавливаясь и оглядываясь на меня, собачья братья убежала, догоняя мать.
Шашлык оказался удивительно вкусным, не таким как приносили мне домой, а намного вкуснее, тёплый и сочный. Стало уже вечереть, трава становилась мокрой от росы, налетели комары, противно пищали над ушами и норовили вонзить свои хоботки-иголки в ухо или в нос. Быстро собрав весь мусор от своего пребывания в пакеты, и свернув складную мебель, мы не забыли оставить гостинцы для наших собачьих посетителей. Всю обратную дорогу я ехал, свернувшись клубочком на руках у мамы и спал. Город уже включил фонари на улицах и проспектах, освещая тёплым светом уже прохладные вечера и поредевшие компании любителей ночных прогулок. Домой приехали поздно и сразу легли спать. Завтра опять начинались трудовые будни.

0

17

Авария и хвост.

Сижу на подоконнике и смотрю в окно одним глазом на глупых голубей, сидящих на ветках дерева и ожидающих летящие из верхнего окна горсти раскрошенной булки. Я уже привык к их топоту под моими окнами, но не могу отказать себе в удовольствии попугать птиц своим неожиданным появлением за оконным стеклом. Намываю лапой нос, облизываю сытые бока.  Во дворе ветер гоняет редкие желтые листья, кружа ими в воздухе и пришлёпывая к мокрым припаркованным машинам, фонарным столбам и зонтикам редких прохожих. Моросит мелкий Питерский дождик. Вспоминаю такой же осенний день, тогда, четыре года назад…..  А какое сегодня число? Восемнадцатое сентября! Да, ровно четыре года прошло. Тогда, как и сегодня тоже был вторник, ни чем не примечательный будний день, только было теплее чем нынче и без дождя. Вот как и сегодня, я проводил хозяина до двери, вернулся в комнату и прыгнут на подоконник, что бы посмотреть как он будет садиться в машину. Теперь то у него уже другая, большая машина, со смешным назвавнием «Таракан», а тогда он ездил на вишнёвом опеле универсал. Я хорошо знал его машину, следил за нею и всегда звал хозяина к окну, когда машина пищала сигнализацией или просто к ней подходили неблагонадёжные, по моему мнению люди.  Опель увёз хозяина на работу, я же спрыгнул с подоконника и не спеша направился по своим домашним делам. У нас с мамой тоже дел громадьё! День пролетел не заметно и тихо, как жёлтый осенний лист, безучастно заглядывая в окно солнечным лучом, уже клонился к вечеру, укутывая солнце в белую мякоть облаков и медленно выливая тонким слоем под ноги проходящих по двору людей и собак, жидкую кашицу тумана. Тёплый день уступал место прохладной осенней ночи. Мы с мамой уже закончили свои дела и сидя за столом пили кофе с молоком. Хотя, правды ради, уточню: она уже попила и ушла в комнату, оставив на столе уже остывший недопитый кофе. Я, стоя задними лапами на табуретке, поставил передние  на край стола, и попил, заботливо оставленный мне кофе. Во дворе послышалось урчание мотора подъезжающего опеля. Я прыгнул на подоконник. Так и есть. Хозяин вышел из машины, открыл заднюю дверь, и что-то там поправлял или перекладывал, прежде чем закрыть машину и пойти домой. Дома он рассказал что попал в небольшую аварию…. Дальше последовал его короткий рассказ.
Удар в задний бампер не стал неожиданностью. По пути к дому, на проезжей части, он подобрал сбитого машиной котёнка. Пришлось не только резко остановиться, но и не много сдать задним ходом. Наказание последовало незамедлительно. У опеля повреждения оказались весьма незначительны, но казённый «каблучек» шевроле наделся на опелёвский фаркоп, оторвал себе бампер и пробил радиатор. Лужа на асфальте угрюмо, укоризненно и не двузначно говорила о том, что до ремонта доехать «каблучёк» претендует на буксир. В буксире отказать было бы не порядочно. Пострадавший шевроле был подцеплен, доставлен в ближайший авторемонт, стоимость которого была сразу определена и оплачена. Дальше путь лежал в любую попутную ветеринарную клинику. Врач осмотрел котейку, сделал несколько уколов и  сказал что котёнка очень уж плоха и исход предстоящей ночи будет решающим.
Ночь была беспокойной.  Днём было тепло как летом, ночью обещали 15 градусов, так что в машине, где был оставлен на ночь котёнок, было тепло, тем более что котёнка укутали в памперсы и пелёнки. Принести домой побоялись во избежание не приятных «подарков» в виде блох и других кошачьих неприятностей, а сразу привести котёнка в порядок не представлялось пока возможным ввиду плохого состояния. Несколько раз за ночь хозяин выходил к машине посмотреть всё ли в порядке.
Утром котейку опять повезли в клинику. Врач назначил уколы, капельницу, мазь в уши,  ещё какие-то лекарства, и оставив в правой лапке катетер для капельницы,  сказал: – «Жить будет!»
http://sa.uploads.ru/t/PzAaN.jpg
Первые несколько дней Авария, как назвали котейку, ездила с моим хозяином на работу, спала в машине, но к выходным ночи стали прохладнее, Варька чуток окрепла и мама сказала: – «Неси её домой, незачем котёнка в машине держать!» Первая, и ещё несколько ночей, прошли относительно спокойно. Кошечка была ещё слаба, немного пила, совсем мало ела и много спала, не доставляя собой беспокойства. Я спал на пуфике рядом с её домиком и одним глазком иногда подглядывал под край накрытой сверху пелёнки. Как она там? Домик-корзинку подарила знакомая сердобольная старушка, узнавшая от нас о пострадавшей кошечке. Днём хозяин забирал домик с Варькой с собой на работу. Чуть окрепнув, она стала забираться в машине на плечо и смотреть в окошко. Быстро устав от бегущей картинки за окном машины, уходила на заднее сидение в свой домик, всю дорогу спала. Теперь уже она не желала пачкать пелёнку в своём домике и стала выпрыгивать по нужде в резиновый коврик под сиденьем. Коврик был отмыт, в него установлен пластмассовый кошачий лоток и теперь уже приходилось вместо пачки пелёнок возить с собой бутыль с водой для помывки кошачьего туалета. Утомившись в поездках от впечатлений за окном и просто от дороги, будучи ещё не совсем окрепшей, ночью спала крепко и безмятежно. Я дежурил на посту. Всю ночь глаз не сомкнул.
http://s1.uploads.ru/t/xXQh3.jpg
http://s7.uploads.ru/t/oRcTC.jpg
Но вот опять пришли очередные выходные дни…
Проспав весь вечер, Варька вышла из своего домика и отправилась обследовать комнату. Как гостеприимный хозяин, я не стал подходить к малолетней гостье, а остался наблюдать за нею с высоты пуфика. Конечно же я знал что она ищет, но не успел отреагировать на происходящее. Предусмотрительно оставленная в углу за сервантом пелёнка была использована по её назначению и потребовала срочной замены. Я неодобрительно посмотрел малявке в наглые глаза. Поев, попив из закрепленных в домике кормушек, малявка опять поспала и к ночи в ней проснулся дремавший до этого времени бесёнок. Она задала трёпку моему игрушечному тигрёнку, а потом нахальной походкой направилась знакомиться.  http://s0.uploads.ru/t/ZKX3U.jpg
Я простодушно потянул к ней вниз свой розовый нос… Эта пигалица на меня зашипела, треснула пощёчину когтистой маленькой лапой и дав дёру спряталась в своём домике Я был обескуражен. Это за всё моё внимание и заботу! Ночью наглость этой оборванки выросла ещё больше. Когда я заснул безмятежным сном на хозяйской кровати, этот плебейский отпрыск нахально влез и с песнями на простенький мотивчик ЧТЗ (Челябинского Тракторного Завода), завалился напротив меня, по другую сторону, под бок хозяину моему! Я мужчина терпеливый, и смог бы малявке простить и эту наглость, но этой негодяйке с ободранным носом показалось мало. Взобравшись по одеялу на спину хозяина, она прыгнула и шлёпнула меня по уху!
http://s6.uploads.ru/t/QMW28.jpg
Терпение лопнуло и я выписал в ответ душевную оплеуху, уже в догонку. Что было дальше не трудно догадаться…..  Вечер, то есть уже глубокая ночь, давно перстали быть томными и плавно но стремительно переходили в солнечное осеннее утро.
Утром мама рассказала мужу очень много нового, о чем он раньше даже не догадывался. О котёнке, о нём самом и даже о его родственниках до седьмого колена. Даже я сильно удивился такой глубокой её осведомлённости о таких дальних родственниках. И суббота и воскресению прошли так же весело и задорно.
В субботу Авария (вот уж точно имечко досталось ей под стать!), опять была поймана за попыткой испортить пелёнку в углу и отнесена в лоток в туалете. Что вы думаете по этому поводу, думаете она пошла в свой? Тогда вы точно не угадали! Она упрямо уходила из своего и гадила в мой! Зараза! Ну, ладно, хорошо уже что не в комнате. В прочем, я напрасно на это надеялся. Через некоторое время  опять застукал её за попыткой подмочить кошачью репутацию в этом доме. Молчать я не стал, подбежал к намеченному, но ещё не намоченному углу и громко высказал свои возражения. И что? Опять получил от этой мелкоты когтистую пощечину! Тут уже я не выбирая выражений и забыв о светском воспитании своём,  взвыл во весь голос. Куда бежать мелкая уже знала! Борьба за чистоту в доме продолжилась и позже. Эта…. (сами подберите подходящее слово) решила что если улучить момент, когда наблюдение ослабло, то пакостные действия будет возможно скрыть. Очень даже может быть. Только не от меня и моего тренированного носа. Не даром хозяин учил меня искать по команде спрятанные «закладки». Конечно мы искали более приятные вещи. В основном это были кусочки спрятанного в разных местах для меня лакомства. Опыт дал о себе знать. Запах я почуял из другой комнаты, когда коврик у балкона был уже «украшен» аккуратной маленькой пирамидкой из бывшего в употреблении корма для котят. 
Воскресение не ознаменовалось расслабленным отдыхом и безмятежностью. Я успел упредить преступление и поймал рецидивистку на стадии подготовки.  Услышал странные звуки коготочков по балконному коврику и мигом  прибежав, одарил нахалку добротным подзатыльником. Потом уже не выпускал из наблюдения пакостницу и даже вздремнуть ложился в проходе между комнатами напротив двери в коридор, таким образом, что бы стоящее на полу зеркало увеличивало мне площадь обзора. Мои старания были вознаграждены!  Сама мысль о возможности очередного преступления была пресечена моим угрюмым взглядом в сторону готовящегося правонарушения. Взгляд мой возымел должное действие и это миниатюрно-авантюрное воплощение нечистоплотности сорвалось с места. Пулей, проскальзывая по ламинату прихожей, возмутительница моего спокойствия депортировалась в лоток. Снова в мой! Но с этим я уже вынужден смириться. Больше рецидивов не наблюдалось и воспитательная затрещина оставалась не востребованной.
Очередная «тихая осенняя ночь» закончилась утром понедельника.  Эта «блоха в цветном кафтане» утомилась, была сложена с пожитками в свой домик и отправлена кататься на машине. Вечером, придя с работы включили компьютер, в котором запестрели разные сайты, на которых появилось новое объявление с просьбой о помощи в устройстве на ПМЖ Варюхи – горюхи.
http://se.uploads.ru/t/LJjTi.jpg
Я смотрел на это безобразие со стороны. Сам компьютер меня мало интересует. Я только иногда помогаю печатать документы на принтере. Проталкиваю листы бумаги в принтер и ловлю уже отпечатанные. Дело это интересное и ответственное. Это мне доверяют, как опытному печатнику со стажем.
Время шло, объявления «висели» на сайтах, никто Варьку не забирал. Дом стал похож на весёлую ярмарку. По нескольку раз в день можно было посмотреть кулачные бои и кошачьи бега, я уже не говорю о шутихах,  вкусной настоечке на валериановых кореньях и громыхающем то тут, то там красочном салюте из осколков посуды Ночью дом освещала праздничная иллюминация и веселье не прекращалось больше чем на час.  Домочадца постепенно превращались в симпатичных весёлых зомби с красными от недосыпания глазами и фиолетовыми кругами под оными. Мама громко пела весёлые (не всем) частушки. Задорно выкрикивала в потолок ультиматумы, устанавливала и продлевала сроки окончания ярмарки и пребывания поселенки с её чудесным спасителем в доме,  рисуя не вполне литературными, но высокохудожественными выражениями лубочные картинки грядущих скорых перемен в счастливой жизни своего, пока что ещё мужа.  Выражала высочайшую оценку милосердию его к братьям нашим меньшим, и  не забывала помянуть добрым словом  его предков от времён Рождества Христова  по сегодняшний, пропитанный насквозь её благоденствием, а соответственно и благодушием  вплоть до полнейшей нирваны, день. Хозяин мой внимал восхваления высокоуважаемой персоны своей молча и безропотно. Медитировал наверное. И вот, в то самое время, когда уже все потуги, титаническая работа и справедливые  расчёты на вызволение семейства из рабства возмутительницы миропорядка должны.. Да нет, просто обязаны (!) были привлечь толпы ходатаев и странников страждущих приютить малютку, и осчастливить себя её обретением…  Чаша терпения сия переполнилась и выплеснулась кипятком на босые ноги домочадцев. Даже у меня лапы подмокли. Я даже кончиком своего хвоста ощущал большущую и постоянно растущую, всеобъемлющую любовь, центром которой конечно была Варька. Яркое сияние этой любви исходило именно от неё и от всех других именно к ней, но обжигало светом своих лучей каждого. Я не стал исключением. Тогда и созрела мысль….  Пока не пристроим… Ну, временно… Не на долго, а только пока не пристроим….  Попросить (без предоставления возможности отказаться) младшего сына Виталика, женившегося и живущего самостоятельно, принять к себе на постой Варьку.
Вот уже четвёртый день рождения она с ними отметила. Съезжать и тогда не собиралась, что уж теперь! Привыкли уже к ней, можно даже сказать сроднились. Жена его Женя, которая говорила, что кошек не любит, прошла психологическую обработку. Варька, без особого труда, сумела объяснить, что на самом деле других кошек она может не любить, а её любит. А я сказала любит! Вырос теперь из Варьки, скажу я вам, такой аппетитный вареник что не в сказке ни пером! Отъелась на Виталькиных харчах так, что будьте любезны приходите посмотрите, диву дайтесь, да не упадите! Вот.http://s0.uploads.ru/t/4nqEg.jpghttp://s8.uploads.ru/t/tpSVC.jpghttp://sd.uploads.ru/t/0DE8M.jpghttp://s8.uploads.ru/t/BN4p8.jpghttp://s0.uploads.ru/t/S8tKd.jpg
Теперь Варька убаюкивает их сына, поёт ему колыбельные песенки на немудрёный мотивчик ЧТЗ…. Меня в этом тоже не обделили – тоже несу бремя воспитания нашего внучка.
http://s1.uploads.ru/t/dIEhR.jpg
Совсем недавно Варька потеряла хвост, точнее - половину хвоста. По правде сказать, она эту потерю не особо и заметила. Помню как бегала она тут ещё малявкой, хвост держала подковкой на манер павиана. У неё тогда на дороге хвост был перебит и часть хвоста ничего не чувствовала, вот она и не заметила как сильно поранила его себе теперь. Пришлось ампутировать. Тогда ещё, в её детстве стоял вопрос о частичной ампутации, но врач сказал так: «Если не мешает, то пусть останется, а удалить никогда не поздно будет». Отправлю, пожалуй, Варьке баночку паштета «Гурме» с царского стола к празднику. Хоть и зараза она, но своя, почти родственница. Да и не злопамятный я, пускай поест вкуснятинки. Пусть знает какой я добрый, белый и пушистый. Может и меня когда-то вспомнит тем добрым словом, что и кошке приятно.

0


Вы здесь » ТэрраканКлан » Литература (самиздат) » Житие и приключения Маркиза de Blanc bedon (записки котосапиенс)